Карта сайта English version

Алмазная лихорадка

Голубые, жёлтые и даже самые редкие и дорогие – розовые. Алмазы в Иркутской области находили в годы советской геологоразведки. Находят и сейчас: в частных коллекциях отдельных компаний насчитывается до 200 иркутских кристаллов. Всего в регионе, по статистике, получено их более тысячи штук. Но где находятся сами кимберлитовые трубки, хранящие в себе «несметные богатства», пока тайна. Разгадать её пытаются сегодня сразу три игрока – частная «Геологоразведка», принадлежащая семье известного российского геолога Зубарева, Институт земной коры, получивший лицензию на поиски, и Росгеология. Когда свершится долгожданное открытие и на карте Иркутской области появятся месторождения алмазов, пытался узнать «Конкурент».

 

«Диагноз» для Иркутской области относительно алмазов поставлен был ещё в конце 1930-х годов. Причём на тот момент в Якутии, которая сегодня считается центром алмазодобычи страны, ни о каких кимберлитовых трубках даже не помышляли. Оценку перспектив Иркутской области дали новосибирские и иркутские учёные. Они сравнили Южно-Африканскую и Сибирскую платформы: по своему геологическому строению обе оказались очень похожими. Стало быть, в Сибири, как и в Южной Африке, должны быть алмазы, решили учёные. 

Уверенность в том, что в Иркутской области есть промышленные запасы алмазов, была настолько велика, что иркутские геологи не побоялись тогда  написать о своих предположениях Сталину (неудачные гипотезы, как известно, для геологов могли стать фатальными), отметив, что необходимо открывать госфинансирование на поиски алмазов в этом регионе. Письмо произвело свой результат – на поиски драгоценных камней была получена положительная резолюция Сталина. Но вскоре началась война, и поисковые работы пришлось свернуть. Только в 1947-м они возобновились под руководством сибирского учёного Михаила Одинцова – отца сибирских алмазов, как назвали его коллеги и ученики. Благодаря тем работам открыты крупнейшие месторождения алмазов в Якутии, появились обширные знания по алмазоносности Иркутской области.

Всего же в Приангарье за годы исследований найдено около 1200 кристаллов. Интересно, что попадались здесь не только белые, но и окрашенные алмазы: синеватые, голубоватые оттенки, жёлтые и даже розовые. Во всём мире они считаются наиболее редкими (встречаются главным образом в Австралии) и достигают самой большой стоимости. «Так, один карат прозрачного октаэдра может стоить на мировом рынке 150 долларов. А розовый –  450. На Ингашинских россыпях «Геологоразведка» обнаружила два таких алмаза», – отмечает Константин Егоров, кандидат геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией геологии и магматизма древних платформ Института земной коры. Но, увы, месторождения драгоценных камней на карте Приангарья пока не появились. 

 

Как канадцев «отвадили» от иркутских алмазов 

За иркутскими алмазами всерьёз начали охотиться только после долгого застоя 1990-х. К этому времени силами Института земной коры весь накопленный научный материал по алмазам был обобщён, а на его основе в 2006 году создана прогнозная карта алмазоносности Иркутской области, удалось выделить самые перспективные территории.

Именно в этот период Роснедра объявили о первых конкурсах на алмазные лицензии (путь к освоению недр в России в этот момент уже был открыт и частному капиталу). Речь, правда, шла не о «сквозных лицензиях» – на геологоразведку, поиски, оценку и добычу, как это принято для большинства полезных ископаемых. Непосредственно добыча алмазов исключалась государством из предусмотренных видов деятельности в лицензии. Однако даже при таких условиях охотники за драгоценным камнем нашлись.

Официально информация о том, кому именно достались лицензии на алмазы Иркутской области по итогам нескольких конкурсов в 2000-х, не афишировалась. В региональной структуре Роснедра – в Иркутскнедра – по каким-то причинам поиски алмазов оказались в секретности куда большей, чем, к примеру, золото или углеводороды. К слову, даже сами аукционы по продаже лицензий на золото и углеводороды (они, как и алмазы, относятся к ресурсам федерального значения) в Иркутске всегда отличались достаточной прозрачностью.

В Иркутскнедра продолжают оберегать алмазную тайну и сейчас. На официальный запрос «Конкурента» ответ был получен лишь спустя два месяца. Он оказался весьма скудным по содержанию: ни названия перспективных на алмазы площадей, ни стоимость лицензий, за которые их купили инвесторы у государства, ни детали этих лицензионных соглашений названы не были.

– Сейчас мы и не вспомним этого. Бумаг никаких не сохранилось, – заверил  «Конкурент» в устной беседе зампредседателя Иркутскнедра Константин Протасов, рассказывая об итогах тех госконкурсов на алмазы. Прошли они, впрочем, не так давно – не позднее 2006 года.

Зато в ответе ведомства пояснялось, что среди собственников лицензий фигурируют три частные структуры – некие ООО «Байкальская инвестиционная компания», ООО «Ангарская инвестиционная компания» и ООО «Тайшетская инвестиционная компания».

Как удалось выяснить «Конкуренту», все они подконтрольны единому оператору – ООО «Геологоразведка». Компания была создана совместно с канадским инвестором (СП ОАО «Сибирские алмазы») и получила в Иркутской области семь лицензий на поиски алмазов начиная с 2006 года. С российской стороны за предприятием стоит достаточно известная фигура – Борис Зубарев, геолог, в прошлом – первый замминистра геологии СССР, родившийся в Иркутске. С его именем связаны открытия Савинского месторождения магнезитов (Черемховский район), месторождение свинца и цинка на Новой Земле. Также Зубарев занимался поисками алмазов в Гвинее.

В 2006–2008 годах, после того как компания зашла на территорию, ею были созданы, по отзывам местных геологов, три мощные партии, общее количество сотрудников достигало 80–90 человек. Были закуплены специализированная техника, оборудование – буровые станки, вездеходы, фабрика по отработке алмазосодержащих руд. Так в Иркутской области вновь начались поиски алмазов. Ставки были сделаны на Катангский, Чунский, Нижнеудинский и Тайшетский районы. 

– Финансирование, как говорится, лилось рекой, – комментирует один из собеседников «Конкурента», который отчасти принимал участие в проекте.

По его информации, велись с 2006 года поиски в том числе на Верхнебирюсинской площади (Тайшетский район) – в устье реки Ингашета. А через два-три года на этой площади удалось выявить Ингашинскую алмазную россыпь (другое название – Шелеховская). Компания представила новые данные об алмазоносности того района в госкомиссию по запасам – общие запасы (по С1 и С2) составили 20 млн карат (1 карат – 0,2 грамма). Добыто там было примерно до 100 кристаллов. 

А общая коллекция алмазов, найденных «Геологоразведкой» по лицензиям в Иркутской области, составила 200 штук. Самый большой – алмаз-октаэдр в 7,5 карата. Эта частная коллекция была перевезена в Москву.

Но в 2008-2009 годах в российском законодательстве появляются ограничения для участия иностранцев в освоении недр, имеющих федеральное значение. В том числе относилось это и к алмазам. Логично, что канадские совладельцы предприятия, рассчитывавшие в будущем получить возможность добывать иркутские алмазы (сквозная лицензия), потеряли интерес к объектам и перестали финансировать работы. Это и стало своего рода приговором для всего проекта. «Геологоразведка» начала было исследование ещё одной территории – Чукшинской россыпи (Чунский район), но денег уже не хватило. Сегодня у неё осталось только пять из семи лицензий – Верхнебирюсинская, Чукшинская-1, Чукшинская-2, Тангуй-Удинская и Ангорой-Чонская площади. Сданы были лицензии на Мурскую и Ерёминскую площади.

 

«Алроса» разглядела иркутские перспективы

– Хвастать теперь нечем, – сообщили коротко в компании «Геологоразведка», отказавшись от интервью с «Конкурентом».

И действительно, ситуация на предприятии, которое имело все шансы открыть крупные кимберлитовые месторождения в Иркутской области, сегодня весьма печальна. Сам Зубарев сейчас от дел отошёл – управление перешло к его дочери Наталье Зубаревой; покинули «Геологоразведку» и многие опытные иркутские геологи.

– Сначала была некая эйфория, но сейчас в поисках алмазов в Иркутской области я разочаровался, – сообщил изданию один из них, пожелавший остаться неназванным.

Сегодня штатная численность «Геологоразведки» невелика: гендиректор Владимир Галенко, бухгалтер, главный инженер и несколько сотрудников. Маленький коллектив работает половину рабочего дня. Зарплата выплачивается за счёт выручки от продажи собственной техники, которая не используется. 

– Если бы канадское финансирование продолжилось, то компания бы пришла к результату: в Иркутской области было бы открыто уже не одно кимберлитовое тело. Получилось же, что Ингашинские россыпи разведывались на последние деньги. Средств на дальнейшие поиски уже не хватило. А так результат мог составить не 20, а 50 миллионов карат, – делится своим мнением собеседник «Конкурента» Константин Егоров.

Сейчас у «Геологоразведки» осталось пять лицензий по алмазам. Рассматривалась возможность продать их вместе с коллекцией алмазов российскому монополисту на этом рынке – ГК «Алроса». Однако сделка не состоялась, так как стороны не сошлись в цене: нынешняя владелица компании предложила «Алросе» сумму в два-три раза больше той, которую назвали независимые аудиторы, привлечённые к оценке активов «Геологоразведки». Таким образом, российский собственник решил придержать лицензии у себя (хотя работа по ним фактически не ведётся) в надежде, что появится возможность отбить затраты, которые понесены на формирование коллекции, и получить прибыль.

 

«Выйти прямо на кимберлитовую трубку»

Тем временем в алмазное дело включился новый игрок. Тот факт, что он смог добиться получения лицензии на поиски алмазов в Приангарье, по-настоящему прецедент. Ведь речь идёт не о частных инвесторах и монополистах отрасли, а о структуре РАН – Институте земной коры, который изучением алмазов занимался ещё со времён Одинцова. Обладателем лицензии он стал в марте 2016 года, получить её удалось по инициативе директора ИЗК Дмитрия Гладкочуба.

О подробностях предстоящей работы в рамках этого лицензионного соглашения «Конкуренту» рассказал куратор проекта Константин Егоров. Лицензия сроком на семь лет выдана учёным на Удинскую площадь,  которая располагается в Нижнеудинском, Чунском и Тайшетском районах. 

На сегодняшний день институт завершил разработку проекта исследования площади. Общая стоимость предстоящих работ – 100 млн рублей. Если будет найден частный инвестор, готовый вложить финансовые средства в проект, предполагается заключить с ним допсоглашение и увеличить стоимость проекта, к примеру, ещё на 100 млн рублей.

Кстати, потенциальный инвестор для иркутских алмазов уже нашёлся – компания «Алроса» планирует подробно изучить предложение института.

– Первый год в рамках лицензии у нас ушёл на проектирование. Мы написали проект, отправили на экспертизу в Роснедра и до конца декабря 2016 года ожидаем замечания. До 10 марта 2017 года согласно условиям лицензии надо защитить проект и выходить на полевые работы, – рассказывает Константин Егоров.

Однако работы начнутся не с нуля. Удинская площадь сотрудникам лаборатории Егорова уже хорошо знакома: начиная с 2013 года там традиционно проходят полевые сезоны учёных-алмазников. А их предшественники также изучали район вплоть до 1961 года. В 2013 году сотрудники профильной лаборатории ИЗК нашли на левых притоках реки Уды минералы – спутники алмазов. В 2014-м по-настоящему повезло: река Уда, вдоль которой велись поиски, из-за трёхлетней засухи сократилась в несколько раз. В открывшемся русле Уды и Катармы было найдено и описано 17 алмазов.

«Это большая удача. Думаю, если бы мы сделали мелкообъёмную пробу, то нашли бы и 50–60 кристаллов», – рассказывает Егоров и демонстрирует увеличенные фотоснимки своих находок, а также сами образцы – микрокристаллы в стеклянных колбочках, которые разглядеть в подробностях можно только через микроскоп.

– На этом алмазе – плоские острые грани октаэдра. А вот другой экземпляр – грани начинают закругляться. Значит, это уже ромбододекаэдр. Он имеет слоистую структуру. Так вот, если встречаются алмазы в виде плоскогранных октаэдров, это является одним из показателей существования кимберлитовых трубок, в которых хранятся залежи алмазов в промышленных масштабах, – говорит собеседник «Конкурента».

Мечтают иркутские учёные-алмазники за оставшиеся шесть лет провести наиболее детальное исследование двух компактных и самых перспективных участков в пределах своей площади – предстоят аэромагнитные и наземные исследования, бурение, мелкообъёмное опробование. 

– В идеале к завершению срока действия лицензии (2022 год) хотим выйти прямо на кимберлитовую трубку. Для нас главное – её найти. Если она будет, будут и алмазы, – считает завлабораторией геологии и магматизма древних платформ.

 

Большое сходство с трубкой Сытыканской

В одно время с исследованиями Института земной коры стартовал в Иркутской области и третий проект по поиску алмазов на Илимо-Катангской площади. Она расположена на терртории  Братского, Усть-Илимского, Усть-Кутского, Катангского районов. Общая площадь – 88 тыс кв. километров. Прогнозные площади алмазов Илимо-Катангской составляют, по данным ИЗК, 87 млн карат.

Ведёт проект в рамках госзаказа АО «Росгеология», он рассчитан на срок с 2015 по 2017 годы. Общая сумма госинвестиций в рамках этого контракта – 245 млн рублей. Проект подготовлен новосибирским АО «СНИИГГиМС» (предприятие входит в государственный холдинг АО «Росгеология»). Часть работ ведут новосибирцы, часть по субподряду – иркутяне.

– В 1950-х годах поиски алмазов уже велись в Илимо-Катангском районе, при опробовании отложений долин некоторых рек (Игирмы, Поливы, Ангары и других) были найдены кристаллы алмаза. Но вопросы их происхождения, возраста и местонахождения коренных источников алмаза остались нерешёнными, – рассказывает «Конкуренту» о направлении работ Сергей Мишенин, кандидат геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией геологии алмаза АО «СНИИГГиМС».

В пределах Илимо-Катангской площади учёным предстоит выделить «лакомые кусочки» – кимберлитовые поля площадью 2–5 тыс. кв. километров. Чем меньше окажется площадь перспективного участка, тем выше вероятность обнаружить в этих границах месторождения и тем меньше затраты на его опоискование. В результате первых полевых и аналитических работ уже удалось на порядок ограничить область дальнейших поисков, отмечает Сергей Мишенин.

Проведена реконструкция древней географической обстановки, существовавшей в районе более 300 млн лет назад, когда образовавшиеся кимберлитовые трубки были захоронены песчано-глинистой толщей гигантского древнего Тушамского озера, покрывшего тогда большую часть Илимо-Катангского района.

– Анализ этих данных позволит нам проследить путь, по которому переносились или были переотложены кимберлитовые минералы после их выноса из коренных пород, – объясняет завлабораторией геологии алмаза.

Его коллеги из Иркутска, задействованные в проекте, отмечают, что им за полевой сезон тоже удалось сделать несколько находок алмазов на Илимо-Катангской площади – примерно в тех же районах, где находили алмазы ещё советские исследователи. «Это хороший знак – значит, подтверждаем предположение геологов прошлых лет о том, что район перспективный», – комментируют иркутяне.

Началось изучение этих алмазов и других обнаруженных сопутствующих минералов кимберлита. Это позволило получить первое представление о типе пока ещё неизвестных кимберлитовых тел, из которых они были вынесены, рассказывает далее Сергей Мишенин. Оказалось, что они имеют большое сходство с известным месторождением алмазов в Западной Якутии – кимберлитовой трубкой «Сытыканская». На заключительном этапе работ (2017 год) исследователи планируют разработать комплекс мероприятий, которые необходимо выполнить инвесторам для обнаружения и вскрытия алмазоносного кимберлитового тела.

– Если работы будут продолжены, у Иркутской области появится весомый шанс стать регионом алмазодобычи, – уверен новосибирский учёный.

 

В контексте

В музее ИЗК СО РАН сегодня действует большая экспозиция кимберлитов. Уникальную коллекцию подарил иркутским коллегам Джемс Ильич Саврасов, основатель единственного в мире музея кимберлитов в городе Мирном (Якутия). Подарок был сделан не случайно. Ведь иркутские учёные внесли огромный вклад в открытие алмазных месторождений Якутии. Среди образцов есть кимберлиты алмазных трубок «Зарница» (открыта в 1954 году), «Мир», «Удачная», «Маршрутная», рассказывает главный специалист геологического музея ИЗК.

«Кимберлиты – это породы, из которых извлекают алмазы. Но алмаз является «не родным» для этих пород. Мы считаем, что все алмазы в кимберлитах очень древние – они зародились более 2 миллиардов лет назад на одном из этапов развития Земли. Кимберлиты более молодые – в среднем 450 миллионов лет назад», – рассказывает Денис Кошкарев, кандидат геолого-минералогических наук. По его словам, расплавы кимберлитов зарождаются на глубине примерно 100–140 км, потом просто «подцепляют» алмазы и перемещают их, являясь своего рода транспортёрами. Диаметр кимберлитовых трубок – 100–200 м. Реже – 500 м. В Иркутской области пока не обнаружены сами кимберлитовые трубки. Предполагается, что в Приангарье  кимберлитовые трубки будут похожи по форме на уже известные австралийские – рюмкообразные.

 

Источник: "Конкурент"
Фото: Дмитрий Дмитриев

 
Дата публикации: 6.12.2016