Карта сайта English version

Иркутяне открыли главные месторождения алмазов

О судьбе "отца российских алмазов" Михаила Одинцова. Все знают, что в Сибири есть алмазы, но мало кто имеет представление о тех людях, которые их нашли. А между тем именно иркутяне сделали это экономически важное открытие. Об «отце сибирских алмазов», первом декане геологического факультета ИГУ рассказывает доктор геолого-минералогических наук, профессор Алексей Тихонович Корольков, приглашенный лектор проекта «Прогулки по старому Иркутску».

 

Сбежал из биологов в геологи

Михаил Одинцов, главным делом жизни которого стали прогноз и поиски алмазов в Сибири, ни сном ни духом не ведал, что свяжет жизнь с геологией. Мальчик из интеллигентной преподавательской семьи, где всегда много читали и умели дискутировать, собирался пойти в науку – но в биологию.

О семье Одинцова следует сказать отдельно. Ещё бабушка по материнской линии Анна Николаевна Турицына, родившая восьмерых детей, поставила семье условие: она будет заниматься домашним хозяйством, но только имея возможность постоянно читать книги. Мать Михаила Мария Константиновна окончила Бестужевские курсы и участвовала в революционном движении, была очень умной и спокойной женщиной, привившей сыну тягу к книгам и науке. Миша в юном возрасте полюбил поэзию и сам пописывал стихи.

Впрочем, на стихи скоро не осталось времени. Молодой Одинцов решил стать биологом и поступил на естественный факультет педагогического института. Но в 1930 году он попал на геологическую практику в тайгу -- и решил резко поменять специальность. Отец хватался за голову, а мать преспокойно написала заявление о переводе Михаила на геолого-почвенно-географический факультет ИГУ.

С этого времени каждый полевой сезон Михаил проводил в тайге. В то время геологов не хватало, а он на самых ранних этапах проявил себя активным и знающим, инициативным молодым человеком. Первые годы Одинцов работал в междуречье Ангары и Илима. Он также занимался поисками и разведкой каолинов, слюды, корундов, графита, меди, разработкой вопросов стратиграфии и палеогеографии нижнепалеозойских отложений иркутского амфитеатра. Создавал первые геологические карты. Когда началась Великая Отечественная война, принял решение отправиться на фронт, но был оставлен как крупный, нужный специалист и направлен в Мамско-Чуйский район, где в очень тяжёлых условиях руководил работами по разведке и поискам слюды – стратегического сырья в военные годы. В короткие сроки нужно было добыть как можно больше слюды, с чем Одинцов успешно справился. По воспоминаниям его товарищей, именно в это время у него появилась первая седина.

 

Копать как можно больше

В 1939 году Михаил Одинцов стал кандидатом наук, наработав 18 полноценных полевых сезонов. В этом же году по заданию Геологического управления он оценивал перспективы добычи нефти и именно тогда, работая в бассейне реки Нижняя Тунгуска, Михаил Михайлович заметил интересные, многообещающие магматические породы – они сулили возможность открытия алмазного месторождения. В этом же году геолог написал заявление в Управление, в котором говорил о необходимости начать поиски алмазов.

Однако Одинцов не просто написал заявление, а стал активно продвигать свою идею. И в 1944 году в Иркутск пришло распоряжение, в котором предлагалась написать проект о поиске алмазов в Иркутске. Это было, конечно, поручено Одинцову. В 1947 году была организована первая алмазная экспедиция в Сибири, которую он и возглавил. Ему тогда исполнилось 36 лет.

Геолог повел экспедицию к бассейну Нижней Тунгуски, туда, где он нашел интересные геологические породы. Задачей экспедиции стала разведка алмазных месторождений, а это было очень непросто: бездорожье, отсутствие нормального питания. К тому же на тот момент очень не хватало опытных геологов. В 1946 году университет закончили только 8 девушек, а пришедшие после войны молодые люди, прежде получившие образование геолога, не имели достаточного опыта.

Как искать алмазы, тогда не знали. Было известно, что месторождения алмазов могут быть связаны с галечниками, находящимися в глине. Поэтому перед отрядом была поставлена задача прорыть как можно больше галечников, собрать концентрат и посмотреть на рентгеновской установке. Ведь известно, что алмаз похож на стекло, кварц, но светится под рентгеновскими лучами только он. Итак, в 1947 году были отобраны пробы, однако завезти рентгеновскую установку в бассейн реки и установить её в полевых условиях на тот момент не удалось.

 

Первый сибирский

На следующий год экспедиция снова отправилась на прежнее место. Правда, в этом же году Одинцов решил развернуть параллельно с этими поисками и поиски в бассейне реки Вилюй. Он запросил финансирование в центре, но ему отказали.

Тогда Михаил Михайлович решил сэкономить средства и на деньги, выделенные для работы на Нижней Тунгуске, всё же организовать ещё один отряд во главе с Григорием Хаимовичем Фанштейном. История знакомства Одинцова с Фанштейном началась в здании, расположенном на Карла Маркса, где сейчас магазин «Алмаз». Там когда-то работало Геологическое управление, куда стекалась вся информация по поиску алмазов.

Сначала здание было двухэтажным, а в годы войны было надстроено два этажа, служивших общежитием для геологов, где и проживал в те годы молодой геолог Фанштейн. В общежитие как-то зашёл Одинцов, чтобы сагитировать геологов поехать с ним на Тунгуску. Именно тогда и состоялась знаменательная встреча Одинцова и Фанштейна, которая, вероятно, определила дальнейший путь последнего. Кстати, именно он присвоил Одинцову звание «отца сибирских алмазов».

Социалистическое поисковое обязательство относительно экспедиции на Вилюй было принято на общем собрании, но сам Фанштейн в это время находился в командировке. О предстоящей поисковой работе он узнал во время майских праздников, на которые пришлась и Пасха. После майской демонстрации все геологи, в том числе и Фанштейн, зашли к Одинцову домой, на Марата, 29, где Михаил Михайлович жил с 1939 года. Там Одинцов вручил Фанштейну яйцо с изображённым на нём контуром сибирской платформы и надписью «На Вилюй» и сообщил о принятии обязательства: за счёт сэкономленных средств отправиться на Вилюй в 1948 году.

Однако отряду под руководством Фанштейна тогда удалось только наметить поиски в бассейне реки, но алмазов они не нашли.

 

Снова за алмазами

В 1948 году поиски в бассейне Нижней Тунгуски возобновились. К счастью, туда все же удалось доставить рентгеновскую лабораторию и молодого физика-рентгенолога Алексея Дорофеева, которого Одинцов забрал в экспедицию буквально сразу после экзаменов. Именно Алексей Дорофеев и обнаружил в одной из проб алмаз размером со спичечную головку. Это стало большим воодушевлением для всех.

Тут же была отправлена радиограмма в Иркутск, а потом, уже после подтверждения, алмаз отвезли в Москву и выделили дополнительные деньги на экспедицию.

А вот спустя год уже отряд Фанштейна в бассейне реки Вилюй обнаружил крупное рассыпное месторождение алмазов. Успешная работа геологов привела через несколько лет к открытию века - Якутской алмазоносной провинции.

Трудно сказать, когда были бы открыты алмазы в Сибири, если бы не инициатива, энергия и знания Михаила Одинцова. В этом же году, когда был найден первый сибирский алмаз, образовался геологический факультет ИГУ, первым деканом которого стал Михаил Михайлович Одинцов.

В качестве декана Одинцов проработал до 1954 года, а потом был приглашён на должность директора Геологического института Восточно-Сибирского филиала Академии наук. Позднее, по предложению Михаила Михайловича, этот институт преобразовался в Институт земной коры. На сегодняшний день его директором является член-корреспондент РАН, профессор РАН Дмитрий Петрович Гладкочуб, который вновь организовал поиски алмазов в Иркутской области в наше время. Сегодня в Чунском районе работает экспедиция, которая ищет алмазы.

 

Источник: МК-Байкал 

Дата публикации: 6.09.2018