Карта сайта English version

Человечество в истории Земли – это миг, который никак не отразится на состоянии планеты

Директор Института земной коры СО РАН, член-корреспондент РАН, доктор геолого-минералогических наук Дмитрий Гладкочуб выступил в качестве эксперта на конференции «Науки о жизни для зеленых технологий», которая прошла в рамках Международного молодежного форума «Байкал». Корреспондент «Байкал24» попросила именитого ученого прокомментировать несколько спорных с научной точки зрения, но чрезвычайно распространенных среди обывателей мифов, касающихся экологии.
 

- В последнее время все чаще раздаются голоса, которые обвиняют человека в губительном воздействии на климат Земли. Человек, мол, виноват в том, что погода на планете сошла с ума. Как Вы относитесь к таким заявлениям? Считаете ли, что они обоснованы с научной точки зрения?

- Человечество в истории Земли – это миг, который никак не отразится на состоянии планеты. Все разговоры о глобальных процессах, в которых якобы повинен человек, на мой взгляд, совершенно не состоятельны. Человек влияет только на сферу своего обитания. Отрицательно влияет, тут экологи правы, но изменить окружающий мир в планетарном масштабе человечеству не под силу. Увеличение выбросов углекислого газа, о которых говорят во всем мире, приводит к тому, что он в виде карбонатного осадка осаждается в Мировом океане. Ну, будет этого карбонатного осадка на один миллиметр больше, что это изменит? Карбонатные толщи могут быть и по пять, и по десять километров. Мне сегодняшние истеричные завывания о вине человека в глобальном потеплении напоминают памятные всем басни о влиянии фрионовых холодильников на разрушение озонового слоя Земли. Вспомните, сколько было тех самых холодильников, и примите во внимание факт, что в Арктике и в Антарктиде, где наблюдались озоновые дыры, этой техники не было в помине.

- Можно ли сказать, что никакого глобального потепления на самом деле нет?

- Дело в том, что климат развивается волнообразно, и эти волны ученые за последние 400 лет довольно подробно задокументировали. Мы сейчас кричим про глобальное потепление, но, например, средняя температура в Москве за прошлый год была ниже предыдущего. На картинах малых голландцев видно, что в Нидерландах зимой каналы замерзали и ребятишки по ним на коньках рассекали. Потом климат стал существенно теплее. Изменилось направление и скорость Гольфстрима из-за процесса циркуляции в Мировом океане, вот в этом и причина. Человек-то тут причем? У нас несколько последних лет не замерзает северный морской путь, так и раньше это наблюдалось, когда поморы в XVII веке ходили там по открытой воде. Тогда-то точно человечество нельзя было заподозрить в глобальном потеплении.

- То есть, человек не повинен в том, что климат на планете меняется?

- Влияние всего человечества несопоставимо с выбросами, например, самого небольшого камчатского вулкана. Пыль, которая выбрасывается при извержении, покрывает всю Землю, именно эти процессы регулируют и климат, и температуру, и формируют ту среду, в которой мы с вами существуем.

- Получается, что раз от нас ничего не зависит, то и делать нам ничего не нужно?

- Почему не нужно? Как раз нужно. Человек должен сохранять чистую питьевую воду, природную среду, регулировать промышленные выбросы, чтобы воздух был чистым. Мы же не хотим раньше времени сойти в могилу, потому что дышать нечем и пить нечего. Если человек – здравомыслящее существо, он должен позаботиться о своем доме. Другое дело, что есть более очевидные опасности, о которых почему-то говорят меньше, чем о пресловутом влиянии человечества на потепление климата.

- Что это за опасности?

- Прежде всего, это электромагнитное излучение. Волны, которые отражаются от ионосферы, возвращаются на Землю. Примером такого воздействия может быть чувство тревоги, которое возникает у нас перед грозой – так действуют на нас инфразвуковые волны. В связи с развитием новых технологий передачи данных (посмотрите, сколько вокруг вышек стоит), напряженность электромагнитного излучения возрастает, и на человека это действует самым отрицательным образом. Спросите у врачей, они подтвердят, то количество психозов в мире растет. Так что электромагнитное загрязнение, если можно так выразиться, ничуть не менее опасно, чем плохой воздух или некачественная вода.

- Как человечество может использовать достижения научной мысли, чтобы сделать свое пребывание на планете более безопасным?

- Человек не может остановить или предотвратить природные катастрофы, которые приводят к массовым человеческим жертвам, - извержения вулканов, землетрясения, цунами. Мы можем изучать эти явления, пытаться прогнозировать и, самое главное, – предлагать методы защиты. Думать о сейсмостойком строительстве, размещении объектов в той зоне, где землетрясений будет меньше. Когда тряхнуло на Фукусиме, для геологов в этом не было ничего неожиданно. В этом месте еще сотни раз будет трясти и очень-очень сильно. Когда американцы размещали на восточном берегу Японии атомные станции, они заложили бомбы замедленного действия. Они что, не знали, что на западном побережье опасных землетрясений гораздо меньше? Знали, конечно, но это побережье было обращено к Советскому Союзу, так что здесь просто победила политика. Если ты ставишь атомную станцию над тектонической зоной, надо понимать, что рано или поздно это закончится катастрофой.

- Как Вы относитесь к Парижскому соглашению, которое наша страна до сих пор не ратифицировала? Это показательно, особенно учитывая тот факт, что США из соглашения вышло, а Китай вообще в эти игры не играет?

- К науке такого рода громкие документы точно не имеют никакого отношения, это просто политика. Каждый хочет засветиться как борец за экологию и заработать на этом политические дивиденды. А то, что это идет в разрез с реальной экономикой, люди предпочитают стыдливо умалчивать.

- Кому тогда нужны климатические соглашения вообще?

- Тем странам, которые испытывают дефицит природных ресурсов, которые не могут их продавать. Все ученые понимают, что климатические соглашения – это большая политическая игра, серьезные экономики не берут это в расчет и действуют по собственному разумению. Смотрите, у нас в стране богатые запасы углеводородов – нефти, газа, угля. США вышли из Парижского соглашения, и цены на уголь сразу же возросли, там начался рост угольной промышленности, большее количество людей получили работу. При нормальной переработке уголь не вредит экологии, он не токсичен. Обратите внимание на слово «переработка», оно ключевое. В последнее время часто говорят о том, что Россия сидит на сырьевой игле, и в этом ее проклятье. Так и Норвегия – государство с самым высоким в Европе уровнем жизни – тоже на ней сидит. Но «сидим» мы по-разному. Академик Алексей Конторович на съезде геологов хорошо об этом сказал: проклятие в том, что власти не могут правильно использовать то сырьевое богатство, которое у страны есть. Если бы мы повышали степень переработки углеводородов, технологический передел, развивали новые производства и повышали в итоге уровень жизни граждан, а не просто продавали нефть и газ за границу, мы бы жили совсем по-другому.
 

Справка:

Д.П. Гладкочуб занимается изучением петрологии магматических и метаморфических пород, геохимии, а также вопросами тектоники и региональной геологии. Свои экспедиционные исследования проводит на территории Сибири, Забайкалья, Африки, Монголии, а также в Антарктиде (экспедиции 2004–2006 годов). Результаты исследований Д.П. Гладкочуба опубликованы в 187 научных работах, в том числе в десятках статей в рецензируемых российских и международных научных журналах: «Геология и геофизика», «Петрология», «Доклады Академии наук», «Precambrian Research», «Petrochemical Acta», «Episodes», «Transactions of the Royal Society of Edinburgh», «Journal of Geological Society of London» и др.

 

Источник: «Байкал24.Наука»

Дата публикации: 10.07.2017