Карта сайта English version

Интервью Сергея Прокопьева о работе инжинирингового центра

Совместный инжиниринговый центр Иркутского государственного университета и Института земной коры СО РАН - единственный в России, который разрабатывают технологии по переработке техногенного сырья. О том, что на свалках в стране лежат миллиарды рублей, известно многим. Однако только в Иркутске ученые предложили предприятиям, как из отходов, которые давно стали головной болью, получить редкие минералы и реальные деньги. Директор Инжинирингового центра ИГУ, начальник отдела комплексного использования минерального сырья Института земной коры СО РАН Сергей Прокопьев рассказал корреспонденту «Байкал24. Наука» о том, над чем сейчас работают сотрудники центра.

 

Ликвидация вакуума

- Сергей Амперович! Какие задачи стоят перед Инжиниринговым центром?

- Инжиниринговые центры могут адаптировать под нужды конкретных производств максимально подготовленные технологии переработки, которые находятся уже на стадии внедрения. Я считаю, что решение о создании инжиниринговых центров на базе вузов очень правильное и своевременное. В советское время была система отраслевых институтов – по геологии, обогащению сырья, по горным работам. Например, Иргиредмет был головным институтом по золоту, в нем в единой связке работали геологи, горняки, подземщики, обогатители, конструкторы, сотрудники опытных производств. Была наука академическая и прикладная с одной стороны, и было производство с другой. За годы реформ прикладную науку кончили, и между фундаментальной наукой и производством образовался вакуум, предприятия оказались предоставлены сами себе. Инжиниринговые центры этот вакуум как раз и заполняют

- Как создавался центр ИГУ, какие специалисты в нем работают?

- Наш центр создан в результате победы на конкурсе Министерства образования и науки РФ. Иркутский государственный университет и Институт земной коры СО РАН заключили для совместной работы договор, потому что по отдельности ни институт, ни университет не смогут выполнить эти комплексные работы, а вот в кооперации – запросто. В институте сложилась мощная аналитическая база и развитое технологическое направление, в университете – прекрасная геологическая и химическая школы. Именно кооперация позволяет нам работать максимально эффективно, привлекая очень разных специалистов. Техногенное сырье – это месторождения, их нужно оценить, посмотреть, сколько там ценных компонентов, каких именно, каковы их запасы, то есть, нужны геологоразведочные работы. Второе: необходимы аналитические работы – этим занимаются химики и минералоги. Третье – обогатительные работы, для этого требуется разработать собственно технологию обогащения. Следующая задача – подготовить оборудование (подобрать, скомплектовать), и только затем уже реализовывать проект.

- Сколько средств получено по гранту?

- Грант рассчитан на 2016 и 2017 годы, предполагалось получить 100 миллионов рублей траншами в 40 и 60 миллионов соответственно, но в прошлом году мы получили 30 миллионов рублей, в этом году – 29 миллионов. Финансирование снизили для всех участников проекта. Мы полученные средства направили на приобретение оборудования - заказали у местных производителей, выигравших конкурс по электронным торгам. Все уже готово, ждем начала летнего сезона. Во-первых, это мобильный аналитический комплекс по обработке геологических проб, который состоит из автомобиля высокой проходимости «Урал» и передвижной минералогической лаборатории. Во-вторых, это два комплекса обогатительного оборудования – один для обработки валовых проб, более объемных, производительностью 10 тонн в час, другой – меньших по объему проб (в размере 200 литров). Эти комплексы нужны для отбора и первичной обработки проб в полевых условиях. Экспресс-анализ делаем прямо на отвалах, а окончательный – в Институте земной коры. В этом году средства направим на комплектование специализированного отряда, который займется отвалами рудных фабрик, например, Коршуновского горно-обогатительного комбината в Железногорске-Илимском. Для этого также необходима специализированная техника, например, буровая установка.

 

Таблица Менделеева в мусорке

- Почему переработка именно техногенного сырья – отходов горного производства стала специализацией центра?

- Это сырье в буквальном смысле лежит под ногами. Там, где его бросали и бросают. Столько уже отходов накоплено! Их срочно нужно перерабатывать. Это ведь и экологически ущерб немалый, и с точки зрения экономики выгодно. Кроме того, ученые подготовили конкретные технологические разработки, которые не нужно начинать с нуля, они готовы – бери, адаптируй и применяй!

- Кто еще в России занимается разработкой технологий для переработки техногенных отходов?

- Очень мало разработчиков, можно, буквально, по пальцам пересчитать. Говорят об этом многие, но обычно дальше констатации наличия тех или иных ценных компонентов в техногенных месторождениях дело не идет. Люди получают гранты, проводят исследования, пишут статьи, защищают диссертации, и … дальше ничего не происходит. Отвалы лежат, растут, пылят, их так и не перерабатывают.

- В Иркутской области техногенных отходов много, чем занялись в первую очередь?

- Отходами золотодобывающей отрасли в Бодайбинском районе. Там в отвалах осталось очень много золота, потому что до сих пор применяется несовершенная технология обогащения россыпей, улавливается только крупное золото, а мелкое теряется. Эти отвалы нужно оценить – это работа геологов. Они отбирают пробы, в институте их анализируют, смотрят, сколько там золота, какой оно крупности, имеет ли смысл им заниматься. Затем подсчитываются запасы золота в отвалах, разрабатывается технология обогащения – подбирается оборудование для максимального извлечения драгоценного металла и считается экономика проекта. Когда экономика проекта подсчитана, мы комплектуем оборудование разной производительности – на 30, 50, 100 кубометров в час, то, какое требуется для работ на отвалах конкретного месторождения.

- Есть и второе направление?

- Да, переработка золошлаковых отходов. Без преувеличения - это настоящий клондайк! В России накоплено более 1,5 миллиарда тонн золошлаковых отходов, в Приангарье (Иркутске, Братске, Ангарске, Усолье-Сибирском, Зиме) – почти 100 миллионов тонн. Огромные площади завалены золой ТЭЦ, эти земли выведены из оборота и представляют собой мертвую зону. Зола пылит, а ведь почти все ТЭЦ находятся в городской черте, мы все этим дышим, экологический ущерб огромный. Выход золы с тонны сгораемого угля – примерно 20%, так что каждый год отвалы увеличиваются примерно на два миллиона тонн.

- Что вы предлагаете с этими отходами делать?

- Это раньше считалось, что это отходы, сейчас корректнее называть их техногенными месторождениями полезных ископаемых. Уголь сгорает, а в золе находятся и редкоземельные металлы, и золото, и платина, и титан, и цветные металлы – медь, например. Другими словами, на свалках лежит огромное богатство, и мы предлагаем его взять. Это, по существу, таблица Менделеева под ногами.

- Неужели никто эту золу не использует?

- У нас в регионе только «Ангарскцемент» немного золы использует для производства цемента – титан, редкоземельные металлы и медь у нас закатывают в цемент! А мы предлагаем пустить золу в оборот – использовать технологии для получения товарного продукта и максимальной утилизации техногенного сырья. Если взять всю золу за 100%, то 5% - это железный концентрат, по всем характеристикам подходящий для использования в качестве сырья для металлургической промышленности. Второе – это глинозем, сырье для алюминиевой промышленности. Его можно получать, используя химические технологии переработки. Сейчас мы как раз занимаемся аналитическими работами, чтобы получить заключение алюминщиков. Третье – мы работаем над получением кремнезема и редких металлов – скандия, лантана, иттрия, иттербия. Эти минералы в России не производятся, мы их закупаем, и очень недешево. Они используются в электронике, военно-промышленном комплексе, космической промышленности.

- Есть ли спрос на эти технологии?

- Мы плотно работаем с «Иркутскэнерго», ищем потребителя железного концентрата и уже разрабатываем бизнес-план для строительства первого перерабатывающего производства по золошлакам в Ангарске. Когда оно будет запущено, будут созданы новые рабочие места – не менее тысячи, а это зарплаты людям, налоги в областной бюджет, занятость, решение экологических проблем.

 

Лето - горячая пора

- Какие планы у Инжинирингового центра ИГУ на летний сезон?

- Сейчас заключаем первый контракт – с компанией «Сининда» из Бурятии по переоценке техногенного месторождения. Сумма контракта – десять миллионов рублей. Раньше на севере Бурятии добывали россыпное золото, теперь эти отвалы хотят пустить в переработку. К осени мы должны завершить работу по этому контракту и разработать технологию извлечения золота.

- За рубежом спрос есть на ваши услуги?

- Да, готовится и первый международный контракт – с Монголией, также по месторождению техногенного золота.

- В Иркутской области какие работы намечены?

- Мы продолжим работы по золошлаковым отходам. Химики доработают технологию получения кремнезема и редкоземельного концентрата, будет продолжена подготовка бизнес-плана по установке для переработки золошлаков в Ангарске. Через «Корпорацию развития Иркутской области» планируем начать оценку отвалов золотодобывающей отрасли в Бодайбинском районе. По разным подсчетам, там в отвалах лежит от 200 до 500 тонн золота – огромные цифры, учитывая, что за год добывается всего около десяти тонн россыпного золота. Еще есть планы по работе с компанией «Селигдар» по хвостам оловянной промышленности в Приморском крае. Инжиниринговый центр и Институт земной коры вместе будут работать и по переработке хвостов платинового месторождения Кондер в Хабаровском крае. Так что лето будет очень насыщенным.

- Как Вы оцениваете шансы на заключение новых контрактов?

- Компании наконец-то занялись переработкой техногенного сырья, на рынке мы востребованы, обращений в Инжиниринговый центр более чем достаточно, только успевай поворачиваться! С кадрами вот только проблемы – работать некому. Когда я Иркутский политех заканчивал, у нас выпуск был 50 человек, сейчас готовят 10 – 15 человек от силы. Так что привлекаем опытных людей, сохранивших высочайшую квалификацию, но в основном ставку делаем на молодежь, выпускников иркутских вузов – геологов, горняков, обогатителей.

 

По материалам Байкал24.Наука